К вопросу о незаконной oxoты

использованы материалы журнала "ОХОТНИК" №19

НынЂшнимъ лЂтомъ мнЂ пришлось немного познакомиться съ условіями охоты въ Московской губерніи (до сихъ поръ я охотился исключительно въ Тамбовской), меня многое поразило. Поразило меня то, что въ районЂ деятельности многихъ охотничьихъ обществъ, въ губерніи cъ едва ли не самымъ культурнымъ населеніемъ изо всей Россіи, совершаются открыто и безпрепятственно такія вопіющія безобразія, мЂсто которымъ среди дикарей.

Быть-можетъ, то, о чемъ я пишу, давно извЂстно московскимъ охотникамъ, но, быть-можетъ, именно поэтому они и относятся къ этому вполнЂ равнодушно, такъ какъ привыкли.

Вотъ картинка съ натуры изъ Верейскаго уЂзда, верстахъ въ 50 отъ Москвы.


МЂстностъ богата дичью, и лЂсной, и болотной, богата, несмотря на многолЂтнее безпрепятственно продолжающееся хищничество. Интересно взглянуть, какъ используются эти богатства. Съ ранней весны начинается доставка дичи мЂстными промышленниками-браконьерами сосЂднимъ помЂщикамъ и дачникамъ и продолжается безъ всякаго перерыва до поздней осени. Несутъ все безъ разбора, несугъ тетерекъ въ маЂ, несутъ самокъ утокъ въ маЂ и начале іюня, утятъ въ серединЂ іюня, и все это находитъ себЂ постоянныхъ покупателей. Понятіе о “Петро†днЂ” у туземныхъ охотниковъ сложилось довольно своеобразно: до Петрова дня дичь продается почти исключительно на мЂстЂ, а послЂ Петрова дня преимущественно въ МосквЂ; оказывается, что, несмотря на хулиганское отношеніе крестьянина-промышленника (охотника занимающегося промыслом) къ охотничьему закону, продавать дичь въ Моск†онъ все-таки побаивается.

Внрочемъ, не будемъ утешать себя тЂмъ, что въ Моск†вовсе не продается дичи въ запретное время. Почти у любого мясника Охотнаго ряда и Смоленскаго рынка, а также у бродячихъ охотниковъ-браконьеровъ, ходящихъ по “знакомымъ домамъ”, вы найдете въ маЂ и началЂ іюня и тетерку, и уточку, и дупеля съ бекасомъ. Полиція слишкомъ мало слЂдитъ за незаконной охотой, а публика равнодушно поощряетъ беззаконие своими покупками. Необходимо полное запрещеніе торговли дичью до 1-го (а еще лучше до 15-го іюля*) подъ страхомъ штрафа для продающего и покупающаго не менее 25 руб. за штуку, безъ замены арестомъ.

Въ описываемомъ мною районЂ охотники-промышленники живутъ въ деревняхъ Акулово и Новиково. Всякій знаетъ ихъ по именамъ, всЂ знаютъ, что они бьютъ дичь въ незаконное время, не случайно, а систематически изъ года въ годъ, и никому не приходитъ въ голову мысль о “законЂ”. Съ другой стороны разсказывали мнЂ про спеціалиста-браконьера, какого-то Карпушку изъ Мухина (по Брестской ж. д.), который тоже изъ года въ годъ избиваетъ молодь утокъ, тетеревовъ и рябчиковъ и остается безнаказаннымъ. Итакъ, вблизи Москвы, въ районЂ дЂятельности многихъ охотничъихъ обществъ ведется систематическое истребленіе дичи въ незаконное время. Виноваты промышленники, не признаюшіе охотничьяго закона, виновата администрація, не признающая нарушеніе этого закона преступленіемъ, но виновата въ немалой степени и наша "интеллигентная" публика, которая совершенно равнодушно санкціонируетъ и поощряетъ это беззаконіе своими покупками. Я полагаю, что если бы промышленникъ (охотник-промысловик), принесшій весной на продажу утку или тетерку, получилъ бы категорический отказъ въ покупкЂ, а затЂмъ испыталъ бы на себЂ результаты жалобы въ формЂ составленія протокола и привлеченія къ законной отвЂтственности, то онъ задумался бы во второй разъ продЂлать беззаконіе. Если бы всЂ помЂщики и дачники поступали такъ, какъ этого требуетъ долгъ сознательнаго гражданина, то истребленію дичи былъ бы нанесенъ ударъ въ самомъ корнЂ.


Къ сожалЂнію, идея законности вообще очень слаба въ нашемъ обществЂ, а по отношешю къ охотЂ ея вовсе нЂтъ. Скажите какому-либо своему знакомому, кушающему въ маЂ утокъ, купленныхъ у “разносчика”, что онъ совершаетъ преступленіе, онъ вытаращитъ глаза отъ удивлeнiя. Скажите помЂщику, который покупаетъ дичь у знакомаго браконьера, постоянно охотящагося въ чужихъ болотахъ, что онъ занимается покупкою “завЂдомо краденаго” — онъ обидится, а вЂдь это будетъ вполнЂ точное названіе его поступка.

Если нашъ интеллигентъ и реагируетъ на нарушеніе охотничьяго закона, то весьма своеобразно. Разсказывали мнЂ про одного “интеллигентнаго” дачника въ Верейскомъ уЂздЂ (по Брянской ж. д.), который цЂлую весну бралъ у акуловскаго браконьера дичь, набралъ рублей на десять, а когда “охотникъ” попросилъ денегъ, то “интеллигентъ” сказалъ: “А штрафа хочешь?”. Охотникъ поспЂшилъ удалиться, и, говорятъ, пересталъ продавать дачникамъ въ кредитъ. Вотъ каковы “картинки съ натуры”. Правда, онЂ не особенно утешительны?..

По поводу нашихъ охотничьихъ нравовъ мнЂ невольно вспомнилось объявленіе, которое я видЂлъ расклееннымъ по станціямъ желЂзныхъ дорогъ въ провинціи Ганноверъ (СЂв. - Зап. Германія) отъ имени “НЂмецкаго общества охраны охоты”. Это объявленіе гласило, что если кто-либо обнаружить браконьера, или продавца, или покупателя незаконно убитой дичи (ворованной изъ чужихъ угодій или убитой внЂ дозволеннаго срока) и дЂло это будетъ доведено до суда и наказанія виновнаго, то, по вступленіи приговора въ законную силу, изобличитель получить награду размЂромъ до 100 марокъ (т.-е. 50 рублей). Тутъ же напоминается, что лЂсные и охотничьи сторожа, раненые при исполненіи своихъ обязаностей, получаютъ хорошее вознагражденіе, а въ случаЂ ихъ смерти вдовы и сироты получаютъ пенсію. Объявленіе сделано отъ имени Landesvorstand des Allgemeinen Deutschen Jagdschutzvereines Landes Verein Hannover.

Интересно, на чьихъ земляхъ охотятся московскie охотники-промышленники? Кажется, рЂже всего на своихъ, крестьянскихъ, на которая они имЂютъ законное право. ДЂло въ томъ, что хорошая для охоты крестьянскія земли почти сплошь въ Московской губерніи сдаются охотничьимъ обществамъ и кружкамъ. Эти общества и кружки, конечно, очень наивны, если воображаютъ, что въ болЂе глухихъ мЂстахъ мЂстные крестьяне не охотятся въ запретное время. Преспокойно охотятся, но только съ осторожностью. Ну, а на всЂхъ чужихъ земляхъ крестьяне-промышленники охотятся вполнЂ свободно. Такимъ образомъ создается промышленное браконьерство, равнодушно терпимое хозяевами и никЂмъ не преслЂдуемое. Равнодушіе доходитъ до того, что одинъ помЂщикъ (самъ охотникъ) купилъ выводокъ нелетныхъ кряковыхъ утокъ, завЂдомо убитыхъ на его болотЂ, а когда я его спросилъ, какъ же онъ это позволяетъ, добродушно сказалъ: “а что же поделаешь? Не хочется ссориться” ...


Да, господа, пока у насъ будетъ такое отношеніе къ охотЂ, мы должны помолчать съ жалобами на “оскудненіе” нашихъ угодій. Надо удивляться необычайному богатству нашей природы, надо удивляться, что при такихъ порядкахъ у насъ хотя что-либо есть.

Могутъ ли московскie промышленники (охотники-промысловики) не быть браконьерами? Если внимательно разобраться въ условіяхъ ихъ дЂятельности, то врядъ ли. Если у деревни есть свои хорошія охотничьи угодья, то чаще всего они сданы охотничьему обществу, кружку или отдЂльному лицу. Такимъ образомъ для охотника-крестьянина остается единственный выходъ — охота въ чужихъ владЂніяхъ. Если на этихъ владЂніяхъ не стоитъ надпись “охота воспрещается”, то, пожалуй, прямого нарушенія закона нЂтъ. Но, конечно, промышленника (браконьера) обыкновенно не останавливаетъ надпись. Онъ знакомъ съ казенными и удЂльными сторожами, а въ частновладЂльческихъ лЂсахъ часто и нЂтъ никакихъ сторожей, а если есть, то и они — пріятели браконьера. А если не пріятели — то все равно имъ не охота ловить его. И управляющему “не охота” возиться съ браконьеромъ.

И довольно прочно укореняется мысль, что браконьерство нЂчто неизбЂжное, нЂчто необходимое. Иной помЂщикъ поэтому и дощечки съ надписью “охота воспрещается” не ставитъ. “Все равно стрЂлять будутъ, да еще доску сорвутъ и столбъ свалятъ”.

Въ глуши Тамбовской губерніи я привыкъ къ такимъ нравамъ. Но я чрезвычайно удивился, когда такіе же нравы я нашелъ въ нЂкоторыхъ мЂстахъ Московской губерніи. Грустно, но фактъ.

У меня невольно возникаетъ такой вопросъ: нормально ли вообще, чтобы вблизи большого столичнаго города, съ массой охотничьихъ обществъ и кружковъ, съ массой отдЂлъныхъ любителей, снимающихъ въ аренду охотничьи угодья, съ массой помЂщиковъ-охотниковъ, нормально ли, чтобы въ такой местности существовали охотники-промышленники современнаго типа? ВЂдь всякій подмосковный промышленникъ непременно браконьеръ. Нормально ли, что мы узаконяемъ взглядъ на браконьерство, какъ на промыселъ? Не слЂдуетъ ли признать, что въ окрестностяхъ столицъ и вообще болышихъ городовъ, въ извЂстномъ районЂ промышленная охота на существующихъ условіяхъ не допустима?

Громадное большинство охотится тамъ, гдЂ заведомо запрещено, или тамъ, гдЂ владЂльцы, не давая формалънаго разрЂшенія на охоту, попросту относятся къ этому съ благодушнымъ попустительствомъ. Подобное положеніе дЂла для такой мЂстности, какъ Московская губернія, ненормально и требуетъ энергичной борьбы.


Необходимо, чтобы всякій, желающій быть промышленникомъ-охотникомъ, объявилъ, какія угодья ему принадлежать по праву собственности или аренды, или отъ кого онъ имЂетъ письменное разрЂшеніе охотиться съ промышленной цЂлью въ его угодьяхъ.

Таково должно быть отношеніе къ законности охоты повсюду.

Необходимо, чтобы сознаніе законности и незаконности охоты и въ смыслЂ срока, и въ смыслЂ мЂста широко и глубоко проникло въ сознаніе нашего общества.

Необходимо упорно отказываться отъ пoкупки незаконно убитой дичи, необходимо доводить до составленія протокола всЂ случаи ея тайной продажи. Будучи охотникомъ, необходимо не только самому щепетильно соблюдать законы, но и убЂждать другихъ въ необходимости этого, оказывать нравственное воздЂйствіе на товарищей-нарушителей законовъ. Нечего постоянно ссылаться на бездействіе власти.

БездЂйствіе общества гораздо опаснЂе бездЂйствія власти.

Проф. Г. Кожевниковъ. Охотничій вЂстникъ №16 1908 г